Иновационный проект о здоровом образе жизни и доказательной медицине

Новости научной медицины

  • • Данные последних исследований о здоровье человека
  • • Наука о физической активности и продуктах питания
  • • Ученое мнение про биологически-активные добавки

Как микробиом кишечника может помочь печени

Неалкогольная жировая болезнь печени (НЖБП) — частный случай стеатогепатоза, возникающая у людей, не злоупотребляющих алкоголем. Он связан с инсулинорезистентностью и метаболическим синдромом.

Неалкогольный стеатогепатит — наиболее тяжёлая форма НЖБП, приводящая к циррозу печени. Болезнь характеризуется агрессивностью и быстрым прогрессом.

Неалкогольная жировая болезнь печени чаще всего не имеет симптоматического проявления на ранних стадиях своего развития.

По результатам Всероссийского эпидемиологического исследования распространенности неалкогольной жировой болезни печени, которое проводилось в 16 городах РФ в 2013—2014 гг., и в котором приняли участие более 50 тысяч пациентов, неалкогольная жировая болезнь печени (НАЖБП) выявлена у 37,3 % россиян. Представляя масштабы заболевания, нетрудно понять, насколько важна ранняя диагностика и соответственно во время начатое лечение.

Ученые обнаружили, что некая субстанция продуцируемая бактериями нашего кишечника, может стать диагностическим критерием для ранней диагностики данного заболевания.

Ученые обнаружили новый биомаркер для диагностики жирового перерождения печени и полагают, что микрофлора кишечника может играть роль в профилактике этого состояния.

При неалкогольном ожирении печени излишки жира в организме встраиваются в ткани печени. Присутствие жира может долго не сказываться на функциях органа, но позднее обязательно начинают провоцировать воспаление и как следствие фиброз печени. В результате печень прекращает функционировать нормально.

Определенная группа людей, страдающих гипертонией, ожирением, диабетом второго типа имеет повышенный риск развития подобного состояния.

В силу отсутствия симптоматики болезни на ранних стадиях, диагностика стеатоза весьма проблематична. Состояние может оставаться скрытым до момента развития необратимых изменений в тканях печени.

Исследователи давно искали доступные методы ранней диагностики заболевания.

Ученые Англии, Италии, Испании и Франции сегодня считают возможным диагностировать ожирение печени по определенным биомаркерам.

Была найдена связь между композицией микрофлоры, ожирением печени и углеводным обменом. Эта связь открывает путь к пониманию, почему 30% людей с массивным ожирением не имеют ожирения печени несмотря на драматически большую массу тела.

Находки ученых опубликованы в журнале Nature Medicine.

Новые биомаркеры для печени

Исследователями были проанализированы медицинские  данные 100 женщин. Все обследованные имели диагноз ожирение, неалкогольную жировую болезнь печени и отсутствие диабета.

Всем участницам провели полный спектр исследований крови, мочи, стула и биопсию печени.

Результаты исследований были проанализированы и сравнены с аналогичными здоровых людей, с целью идентифицировать возможные различия.

Детальный анализ выявил, что появление излишних отложений жира в печени проявляется выделением фенилацетиловой кислоты (ФАК) определенными штаммами бактерий кишечника. Причем появление ФАК начинает регистрироваться на самых ранних стадиях заболевания.

Это означает, что ФАК может считаться биомаркером ожирения печени на ранних стадиях гепатоза (обратимая стадия ожирения), и диагностика заболевания возможна путем простого рутинного тестирования венозной крови.

Помимо столь необходимого практического открытия ранней диагностики распространенного заболевания, исследование еще раз продемонстрировало, что микробиом очевидно влияет на наше здоровье. Жировой гепатоз печени достоверно ассоциируется с определенной композицией кишечной флоры.

Что первично?

Интересный факт был отмечен в процессе исследования: по мере прогрессирования ожирения печени уменьшался геном микробиома, другими словами флора кишечника теряла свое разнообразие и многочисленность.

В целом все микробы кишечника суммарно содержат в 500 раз больше ген, чем их содержит ДНК человека. Как это влияет на здоровье нашего организма до сих пор остается во многом загадкой.

Уже сегодня ученые полагают, что скудность микрофлоры, ограниченность ее разнообразия может быть показателем плохого здоровья хозяина, чаще всего это проявляется различными метаболическими расстройствами, но может проявляться на всех органах и системах, вплоть до ЦНС.

Настоящее исследование подтвердило, что скудность микрофлоры ассоциируется с жировым перерождением печени, ее воспалением и снижением чувствительности к инсулину.

В других экспериментах было продемонстрировано, что введение здоровым мышам содержимого толстого кишечника (пересадка микрофлоры) людей больных жировой болезнью печени приводило к ожирению печени у мышей.

В экспериментах на мышах был так же повторен опыт с выделением ФАК у особей с ожирением печени.

Осознавая четкую взаимосвязь между состоянием печени и микробиомом, ученые однако встали перед дилеммой – что все таки первично поражение печени или изменения в кишечнике. Каковы здесь причинно-следственные связи или в данном случае имеет место связь «яйцо и курица»?

При всем оптимизме ученых мужей, надо понимать, что возможность тестирования болезней по химическим сигналам нашего микробиома еще пока перспектива ближайших лет.

Возможно, что дальнейшие исследования позволять лечить ожирения печени посредством влияния на микрофлору кишечника.

https://www.medicalnewstoday.com/articles/322269.php?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=weekly-hcp

Немного о функции печени и микроорганизмах из справочной литературы:

Функции печени:

обезвреживание различных чужеродных веществ (ксенобиотиков), в частности, аллергенов, ядов и токсинов, путём превращения их в безвредные, менее токсичные или легче удаляемые из организма соединения; детоксикационная функция печени плода незначительна, поскольку её выполняет плацента;

обезвреживание и удаление из организма избытков гормонов, медиаторов, витаминов, а также токсичных промежуточных и конечных продуктов обмена веществ, например, аммиака, фенола, этанола, ацетона и кетоновых кислот;

обеспечение энергетических потребностей организма глюкозой и конвертация различных источников энергии (свободных жирных кислот, аминокислот, глицерина, молочной кислоты и др.) в глюкозу (так называемый глюконеогенез);

пополнение и хранение быстро мобилизуемых энергетических резервов в виде гликогена и регуляция углеводного обмена;

пополнение и хранение депо некоторых витаминов (особенно велики в печени запасы жирорастворимых витаминов А, D, водорастворимого витамина B12), а также депо катионов ряда микроэлементов — металлов, в частности, катионов железа, меди и кобальта. Также печень непосредственно участвует в метаболизме витаминов А, В, С, D, E, К, РР и фолиевой кислоты;

участие в процессах кроветворения (только у плода), в частности, синтез многих белков плазмы крови — альбуминов, альфа- и бета-глобулинов, транспортных белков для различных гормонов и витаминов, белков свёртывающей и противосвёртывающей систем крови и многих других; печень является одним из важных органов гемопоэза в пренатальном развитии;

синтез холестерина и его эфиров, липидов и фосфолипидов, липопротеидов и регуляция липидного обмена;

синтез жёлчных кислот и билирубина, продукция и секреция жёлчи;

также служит депо для довольно значительного объёма крови, который может быть выброшен в общее сосудистое русло при кровопотере или шоке за счёт сужения сосудов, кровоснабжающих печень;

синтез гормонов (например, инсулинооподобных факторов роста).

 

Несколько фактов из нашей совместной жизни с микробами:

Микрофлора (микробиота) — собирательное название микроорганизмов, находящихся в симбиозе с человеком.

Различают микрофлору кожи, кишечника, влагалища, жёлчных путей и других органов.

Микрофлора кишечника человека состоит из нескольких сотен видов, большинство из которых — бактерии, например кишечная палочка. Другие представители микрофлоры — микроскопические грибы, в частности дрожжи, а также простейшие.

Совокупность разнообразия генов микрофлоры (микробиоты) называется микробиомом.

Кишечник человека содержит в среднем около 50 триллионов микроорганизмов, что примерно в 1.3 раза больше, чем суммарное количество клеток в организме.

Бактерии составляют подавляющее большинство флоры в прямой кишке и до 60 % сухой массы фекалий. Где-то между 300 и 1000 различных видов живут в кишечнике, по большинству оценок порядка 500. Однако, вероятно, что 99 % бактерий относятся к 30-40 видам. Дрожжи также составляют часть флоры кишечника, но об их активности известно мало.

Исследования показывают, что отношения между кишечником и флорой не является просто комменсализмом (то есть безвредным сосуществованием), но скорее формой мутуализма, то есть взаимовыгодными отношениями. Хотя люди могут выжить и без флоры кишечника, микроорганизмы выполняют для хозяина ряд полезных функций, например анаэробное пищеварение неиспользованного материала, чтобы обеспечить себя энергией, тренировка иммунной системы, выработка витаминов и предотвращения роста вредных видов. Однако, фауна кишечника не всегда исключительно полезна, считается, что некоторые микроорганизмы в определённых случаях могут вызывать болезни.

В норме чрезмерному росту бактерий в тонкой кишке препятствуют:

— нормальная секреция соляной кислоты (предупреждает размножение бактерий в верхних отделах желудочно-кишечного тракта);

—  илеоцекальний клапан (предупреждает поступление бактерий из толстой кишки в тонкую);

— нормальная пропульсивная моторика тонкой кишки (предупреждает застой кишечного содержимого).

Бифидо- и лактобактерии имеют выраженную антагонистическую активность в отношении патогенных бактерий, регулирующих количественный и качественный состав кишечной микрофлоры в норме, задерживают рост и размножение в нём патогенных и условно-патогенных микробов.

Кишечные сапрофиты по сравнению с патогенными бактериями, содержат большое количество ферментов, размножаются более активно, поэтому легче утилизируют питательные вещества и кислород. Они производят разнообразные бактерицидные и бактериостатические вещества, в том числе антибиотикоподобные.

Некоторые интересные факты:

— Число бактерий в 1 см³ человеческой слюны составляет от десяти миллионов до одного миллиарда.

— Число бактерий на поверхности кожи площадью 1 см² у человека в подмышках может достигать восьмидесяти тысяч; число же бактерий на той же площади на сухих местах составляет у человека лишь около двух тысяч.

В лёгких и мочевом пузыре здорового человека бактерий практически нет.